www.globallookpress.com психолог Светлана Меркулова. Наталья Кожина, АиФ.ru: Светлана, мог ли случай в Перми стать неким катализатором тех событий, которые последовали в Челябинске и Улан-Удэ?...

www.globallookpress.com

психолог Светлана Меркулова.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Светлана, мог ли случай в Перми стать неким катализатором тех событий, которые последовали в Челябинске и Улан-Удэ?

Светлана Меркулова: Безусловно, трагедия в Перми могла стать своеобразным катализатором. Но только потому, что для этого созданы все условия. Мы зачастую игнорируем то, что происходит с подростками, их естественную агрессию, устанавливаем тотальные запреты. По большому счету они показывают тот уровень агрессии, который накопился в обществе, в результате того что ее подавляют, не учат взаимодействовать с ней. В итоге мы подошли к той критической точке, когда дети не знают, что делать и берут в руки оружие. Увы, сейчас никто не работает с подростковой агрессией.

— А до этого какая-то работа в этом направлении велась?

—Да, были организации, которые занимались подростками, кружки. Они направляли естественную агрессию детей в мирное русло. Вместо того, чтобы оставаться один на один с внутренним конфликтом, ребенок чем-то занимался, ему предлагали какую-то идею. Сейчас такой работы нет, и это обратная сторона активной индивидуализации, с которой каждый из нас справляется по-своему. Человек остается один со своими переживаниями.

— Как противостоять агрессивным вспышкам, когда дети берут оружие в руки?

— Для начала полезно в себе признать агрессию, познакомиться с ней. Важно разговаривать с детьми о том, что в человеческой природе есть подобное чувство. Запрещать проявлять агрессию — это тоже достаточно агрессивное поведение по отношению к ребенку.

Что хочется сделать, когда вы сталкиваетесь с агрессией подростка? Запретить и сказать: «Так себя вести нельзя». Подобная реакция характерна для большинства взрослых. А нужно объяснить, почему нельзя, предложить альтернативы, разобраться, что спровоцировало злость. Иногда причины ее неясны, но иногда они на поверхности. В любом случае, каждый эпизод должен раскладываться по полочкам, чтобы человек был в контакте со своими чувствами.

— В семье такой анализ помогают сделать родители, а кто подобными вопросами должен заниматься в школе и детском саду?

— В идеале в каждом коллективе должен быть психолог, который занимался бы не отписками, а использовал индивидуальный подход. К сожалению, надо признать, что эта служба не работает — и результаты налицо. Если бы все работало грамотно, у детей было бы понимание, куда они могут обратиться, когда они еще способны удерживать свою агрессию в рамках, и что там их не отвергнут и не осудят, а смогут поддержать. Случаи в Перми и других городах говорят о том, что дети уже не могли контролировать злость, которая накапливалась в течение долгого времени. И никто не обратил на это внимания.

— Кружки могут в какой-то степени оградить ребенка от агрессивного поведения?

— Это хороший выход из ситуации. Но родители должны быть чувствительными к потребностям детей, а не просто отдавать их в те кружки или спортивные секции, куда им самим хочется. Дайте своему ребенку то, что ему интересно. Он должен знать, что у него есть выбор, он не обречен на то, чтобы постоянно заниматься в секции бокса или какой-то другой. Здесь должен быть творческий подход, а не навязывание своих пристрастий.

— Как вы относитесь к тому, что подобные инциденты в школах освещаются в СМИ? Не является ли это некой инструкцией для других детей?

— Об этом нужно говорить, и люди, которые призывают не поднимать подобную волну, просто сами не знают, что с ней делать. Встреча с такой агрессией пугает и провоцирует много страхов у родителей. Но это повод задуматься над вопросом: Что происходит с нашими детьми, если они вынуждены решать свои проблемы такими жуткими способами?

— В таком случае как обсудить все эти ЧП в семье и нужно ли это делать?

— Нужно. Дети в любом случае все слышат и знают. Мало ли какие фантазии возникают у них внутри по этому поводу. Лучше разговаривать, это полезно: что я чувствую, что ты чувствуешь, что делать и т.д. В очередной раз отвернуться от того, что произошло, — означает увеличить количество той агрессии, которая и так растет.

У меня уже взрослый сын, но когда он учился в школе, мы обсуждали любое событие, которое происходило в его среде. Узнавали его мнение и чувства, делились своими мыслями. Родители всегда могут вспомнить свой подростковый опыт. Главное не занимать позицию обучающего человека, а встать на один уровень с ребенком. Не поучайте его, а обсуждайте.

— Но, если вы услышите от ребенка то, что вам не понравится, например, что он восхищается подростками, которые совершили убийства? В этой ситуации любому родителю будет сложно сдержать свои эмоции.

— Это повод задуматься, что происходит внутри вашего ребенка, если он восхищается бесчеловечным, страшным поступком. Поговорите о том, на что он сам злится и что хочет сделать, когда испытывает агрессию по отношению к кому-либо. Насколько окружающий мир становится агрессивным в отношении его самого. Агрессия порождает агрессию, она не возникает на пустом месте. Не отвергайте, а изучайте ситуацию. Не должно быть фраз: «Как ты можешь так говорить». Скорее: «Ты так злишься и представляешь, что мог сделать нечто подобное? Возможно, у тебя есть какое-то напряжение? Что именно тебя злит?». С такими чувствами трудно находиться рядом — от них хочется сбежать и не видеть, но если мы их не видим, это не значит, что их нет. Исходя из ответа ребенка ищите выход из сложившихся обстоятельств и помогайте ему.

Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *